Контакты
Рус | Eng

Обессудили. 9ААС не признал компетенцию суда-призрака

02 февраля 2017

Юристам АБ «КИП» удалось доказать недействительность третейской оговорки, предусматривающей рассмотрение дела третейским судом, который не был создан на момент заключения договора, содержащего такую третейскую оговорку.

Стороны заключили предварительный договор купли-продажи, содержащий третейскую оговорку. Однако третейский суд, упоминаемый в указанном договоре, был создан спустя 8 месяцев после даты заключения указанного договора.

Наш клиент, являющийся стороной договора, за защитой своих интересов решил обратиться в арбитражный суд, справедливо полагая, что третейская оговорка не может считаться действительной.

Однако суд первой инстанции к вопросу о подведомственности спора решил подойти творчески. Он рассмотрел его дважды с разными ответами: в первом заседании он отклонил ходатайство ответчика об оставлении иска без рассмотрения и решил, что дело подведомственно арбитражному суду, однако уже в следующем судебном заседании, где дело должно было рассматриваться по существу, он поменял свой же подход и удовлетворил абсолютно идентичное ходатайство ответчика, предложив сторонам отправиться в третейский суд, коль скоро он создан.

В апелляционной инстанции специалистам Адвокатского бюро удалось переломить сложившийся формальный подход «есть третейская оговорка – идите в третейский суд» и убедить коллегию в недопустимости уподобления третейской оговорки договору купли-продажи будущей вещи.

Суд апелляционной инстанции отменил указанное определение арбитражного суда, полностью поддержав предложенные нами доводы:

Для того чтобы волеизъявление стороны договора о передаче спора (или будущего спора) на разрешение третейского суда могло считаться надлежащим, не имеющим пороков воли и содержания, - каждой из сторон уже на момент заключения третейского соглашения должен быть известен конкретный третейский суд, его правила (регламент).

Согласно п. 3 ст. 7 Федерального закона от 24.07.2002 №102-ФЗ[1][1]На момент подписания предварительного договора и создания третейского суда действовал Федеральный закон от 24.07.2002 №102-ФЗ.  при передаче спора в постоянно действующий третейский суд правила постоянно действующего третейского суда рассматриваются в качестве неотъемлемой части третейского соглашения.

Как указано в ст. 3 Федерального закона от 24.07.2002 №102-ФЗ, регламентировавшего создание третейских судов на момент заключения сторонами третейской оговорки, постоянно действующий третейский суд считается образованным, когда организация - юридическое лицо:

  1. приняла решение об образовании постоянно действующего третейского суда;
  2. утвердила положение о постоянно действующем третейском суде;
  3. утвердила список третейских судей, который может иметь обязательный или рекомендательный характер для сторон.

Организация - юридическое лицо, образовавшая постоянно действующий третейский суд, направляет в компетентный суд, осуществляющий судебную власть на той территории, где расположен постоянно действующий третейский суд, копии документов, свидетельствующих об образовании постоянно действующего третейского суда в соответствии с п. 3 ст. 3 Федерального закона от 24.07.2002 №102-ФЗ.

То есть третейский суд создавался уведомительным порядком, но при обязательном соблюдении всех перечисленных в ст. 3 Федерального закона от 24.07.2002 №102-ФЗ процедур.

Однако на момент заключения спорной третейской оговорки эти процедуры не проводились, императивные требования ст. 3 Федерального закона от 24.07.2002 №102-ФЗ соблюдены не были. Соответственно, сторонам не был известен ни третейский суд, ни его регламент, ни арбитры, включённые в его корпус арбитров.

Указание в тексте оговорки наименования: «Третейский суд Х», которое впоследствии было использовано для создания третейского суда, не может считаться согласованием сторонами условия о передаче споров на разрешение третейского суда. Такое согласование должно строиться на осведомленности, разумной оценке всех рисков, включая риски, связанные с возможной аффилированностью суда какой-либо из сторон договора. То есть согласие должно быть информированным и разумным.

В данном случае заключение предварительного договора с тем текстом третейской оговорки, который имеется, означало лишь одно: условие о передаче спора в несуществующий третейский суд, ни регламент которого, ни процедуры которого, ни корпус арбитров которого не были известны ни одной из сторон, - не является согласованным, третейская оговорка не может считаться заключенной и действительной.

Третейский суд и процедура разрешения споров не сходна с отношениями по созданию будущей вещи, когда стороны могут определять её параметры. Согласно принципу беспристрастности, стороны спора не могут выступать «заказчиком» и/или «исполнителем» по созданию третейского суда.

Подобный подход суда первой инстанции радикальным образом расходится и с существующим подходом законодателя, и с проводимой в стране широкомасштабной реформой третейских судов, ключевой задачей которой является борьба с подобными «карманными» третейскими судами, не обеспечивающими беспристрастность и профессионализм арбитража.

Суд апелляционной инстанции справедливо решил, что поскольку в момент подписания договора ни третейский суд, ни общество, при котором он в дальнейшем был создан, не были созданы в установленном законодательством порядке, то условие договора о третейской оговорке является недействительным (ничтожным).

Таким образом, суд констатировал ничтожность договоренности о третейском разбирательстве в суде, планируемом к созданию в будущем.

Вызывает сожаление только тот факт, что апелляционная коллегия уклонилась от оценки «процессуальных метаморфоз» суда первой инстанции в вопросе об удовлетворении идентичных процессуальных ходатайств, что также могло бы стать существенным подспорьем для формирования судебной практики.

Постановление 9ААС № 09АП-15/2017 от 30.01.2017 по делу А40-154234/16.

17 ноября 2017 Пятигорский провал Арбитражный суд Ставропольского края признал недействительным решение налогового органа на сумму более 2,5 млрд. руб.
Все новости
Все комментарии
In биткоин we «ТРАСТ»?
Диана Полетаева
О роли биткоина в России в настоящее время Узаконенное зверство
Кирилл Шашков
Госдума рассмотрит проект закона «О территориальной целости и ветеринарной безопасности РФ»
Все публикации
Клиенты о нас
  • «Адвокатов Адвокатского бюро отличает высокий профессионализм, комплексный подход к решению поставленных задач, нацеленность на положительный результат, интеллигентность, надежность и честность в работе». С.Е. Иванин Начальник Юридического управления ООО "Газпром межрегионгаз"
  • «Оказанные Вами услуги были выполнены на высокопрофессиональном уровне, что характеризует Вас как надежного, добросовестного и ответственного партнёра». А.В. Давыдов Генеральный директор ООО "Газпром геологоразведка"
  • «ЗАО "Росшельф" рекомендует Адвокатское бюро "Казаков и Партнеры" как надежного и профессионального консультанта». М.И Лукьянчиков Генеральный директор ЗАО "Росшельф"
  • «Высокий уровень организации оказания юридической помощи, профессионализм сотрудников, добросовестное отношение к поставленным в договоре задачам и успешное их решение». П.М. Созонов Генеральный директор ООО "Газпром трансгаз Югорск"
  • «Высоко ценю доверительные отношения, которые сложились на протяжении трех лет сотрудничества. Желаю дальнейших успехов и процветания». Константин Цзю, абсолютный чемпион мира по боксу
  • «С помощью Адвокатского бюро «Казаков и партнёры» нам удалось защитить свои права. Юристами были приняты в нашем деле нестандартные решения, что в результате привело к полной победе». Т.В. Калинина Генеральный директор ООО «Калинка Ивент»