Контакты
Рус | Eng

Сажать или нет: как наказывать бизнесменов за преступления в экономике

Эксперт: Дмитрий Казаков / Источник: Forbes / 06 октября 2017

Отвечая на этот вопрос, стоит обратить внимание на формулировку из Гражданского кодекса о том, что предприниматель осуществляет свою деятельность «на свой риск»

Сергей Полонский Фото Михаила Почуева / ТАСС

В настоящее время в обществе активно обсуждается вопрос о применении лишения свободы в качестве наказания для бизнесменов. Понятно, что какая-то часть населения, вероятнее всего, близкая к сообществу бизнесменов, заявляет об отсутствии необходимости такого наказания, предлагая заменить его мерами экономического принуждения — штрафами, компенсациями и т. д. Другая же, наоборот, утверждает о необходимости «закручивания гаек», а то «совсем распоясались».

Если постараться уйти от эмоционального и лично-субъективного восприятия вопроса, то можно прийти к выводу, что на него не существует однозначного ответа и проблема действительно есть, да еще какая!

Да, вариант, при котором можно законодательно выделять какую-либо группу лиц на основании критерия «отнесенности» к экономической деятельности и освобождать эту группу лиц от наказания за совершение преступлений с точки зрения доктрины права в России неприемлемо. Как, впрочем, неприемлемо и в любом другом, действительно демократическом обществе. Несложно представить себе последствия для страны, где какая-то часть населения заранее знает, что за совершение преступления к ней не будет применяться одна из наиболее действенных мер наказания, а иные наказания, предусмотренные законом, с лихвой перекрываются прибылью, которую намеревается извлечь нечистый на руку. Подобные «новации» вернут нам элементы сословных судов и иные «прелести» развитого феодализма, с отголосками которых бороться пришлось в начале вполне современного XX века премьеру Российской империи Петру Столыпину.

В качестве примера следует привести уголовное дело Сергея Полонского, для которого, вероятно, не составляло труда рассчитаться с вкладчиками в свои проекты, однако нежелание это делать привело его в итоге на скамью подсудимых и к обвинительному приговору. Освобождение предпринимателя в зале суда связано с некоторой неповоротливостью правоохранительных органов, так как истек срок давности привлечения к ответственности за мошенничество и вынесенное наказание не могло быть применено. В связи с этими обстоятельствами предприниматель заявил, что не собирается рассчитываться с кредиторами, ссылаясь на то, что расчеты якобы уже проведены.

Показательно, что в нынешней судебной практике имеются случаи наказания в виде многократных штрафов за взятки, которые в случае присуждения значительных сумм никто из осужденных не выплачивает (да и не собирался, судя по всему!), а взыскание их производится зачастую крайне неэффективно. Для сведения — в среднем по стране взыскивается не больше 15% назначенных за коррупционные преступления штрафов.

Вместе с тем нужно учесть и специфику работы предпринимателя. Закон в виде Гражданского кодекса России прямо указывает на суть деятельности людей, которые наполняют бюджет страны: «Предпринимательская деятельность представляет собой самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, цель которой — систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке». Одно из определяющих словосочетаний в этой фразе — «на свой риск»! Очень емкое определение — риск экономического спада, риск недобросовестной работы конкурентов (ее никто не отменял), наконец, риск коррупции со стороны чиновников. Немаловажно то, что руководство страны напоминает всем федеральным и местным структурам о недопустимости правового и тем более НЕправового давления на бизнес.

В этой связи очевидно, что необходимо вести дальнейшую работу по расширению применения на практике нормы статьи 199 УК РФ об освобождении от уголовной ответственности в случае совершения преступления впервые и уплаты всех налоговых платежей, пеней и штрафов на иные составы экономических преступлений. Было бы нелишним, например, ввести правило, по которому в случае неумышленной неоплаты обязательных платежей и налогов в бюджет, которые предприниматель не смог осуществить по причинам, не связанным с нарушением закона (например, в случае неудачного развития своего бизнеса), указанные суммы будут взыскиваться государством с помощью предусмотренных законом процедур банкротства в порядке арбитражного производства. В иных же случаях, когда цель у предпринимателя явная — не платить налоги, особых скидок для него не предусматривать.

Однако следует с прискорбием заметить, что все благие начинания могут упереться в определенную косность системы следствия и суда в вопросах прекращения уголовного дела. Так, нередки случаи, когда следственные органы принимают не всегда взвешенные решения о возбуждении уголовных дел при отсутствии в ходе разбирательства доказательств, что компания действительно погрязла в преступных схемах ведения бизнеса. При выяснении этого вопроса в пользу компании следствие всячески упорствует в вынесении справедливого решения о прекращении уголовного дела, что приводит к долгим тяжбам адвокатов и чиновников в судах всех инстанций, которые также не проявляют особой радости по поводу своего грядущего решения (а они действительно не виноваты в возбуждении дел на ровном месте), но периодически добавляют ложку меда в деготь скоропалительных решений об уголовном преследовании бизнеса. Следуя принципам адвокатской тайны, мы не называем конкретных действующих лиц, но их в нашей практике немало.

Так, например, один предприниматель был приговорен в суде первой инстанции, несмотря на многочисленные «огрехи» следствия, к реальному лишению свободы. Адвокатом была подана апелляционная жалоба, и с каким же удивлением за несколько дней до ее рассмотрения он выяснил, что его подзащитный... уже переведен из следственного изолятора в колонию! Даже при отсутствии вступившего в законную силу приговора суда! Стремление «наказать» со стороны работников правоохранительных органов подчас принимает просто невероятные размеры. Когда предпринимателя все-таки вернули из колонии через несколько дней, чтобы рассмотреть жалобу, апелляционный суд отменил приговор, вернул дело прокурору для устранения недостатков и изменил меру пресечения с заключения под стражу на подписку о невыезде.

Увы, но сегодня аресты предпринимателей наводят на выводы, что они превратились в некое средство давления на бизнес, которое используется зачастую в целях, не связанных с отправлением правосудия.

В качестве защиты бизнесменов от неправомерного применения возможностей судебной машины, можно рассматривать следующие варианты действий:

  • предание гласности всего хода расследования уголовных дел в отношении бизнесменов;
  • расширение участия суда присяжных при рассмотрении уголовных дел по экономическим преступлениям;
  • усиление борьбы с коррупцией в правоохранительных органах и судебной системе.

Следует отметить и то, что в настоящее время бывают случаи даже «классовой неприязни» к бизнесменам со стороны судейского и силового корпуса, которые связаны не столько с личностями самих предпринимателей, сколько со сложившейся традицией «доения» с целью личного обогащения, своего рода государственный «рэкет». Как уже отмечалось выше, в правоохранительных органах много дел заводится не для выявления и пресечения преступной деятельности в сфере бизнеса, а «под заказ» конкурентов либо с целью вымогательства. Зачастую используется любая возможность, чтобы возбудить уголовное дело в отношении предпринимателя, поскольку есть стремление «состричь деньги» с представителей малого и среднего бизнеса либо «состряпать» уголовное дело и заработать «галочку». Именно так, поскольку так называемые палки отменены, конечно, но вот понятие статистики выявления, раскрытия и направления с обвинительным заключением в суд — осталось. Так же, как и статистика обвинительных приговоров, которая и венчает весь процесс.

14 декабря 2017 Анастасия Найда выступила на Экспертном конгрессе в сессии «Противодействие идеологии экстремизма в молодежной среде» 12 декабря в Правительстве Москвы прошел Экспертный конгресс по вопросам гармонизации межнациональных отношений. 08 декабря 2017 АБ «КиП» в рейтинге Право.ru-300 Стали известны результаты самой ожидаемой юридической премии года.
Все новости
Все комментарии
Олимпийская хартия вольностей
Кирилл Шашков
Гранд-скандал окончил интригу вокруг кругов ВАДА, занимательное решение МОК само по себе сплелось в ребус, разгадывание которого отныне будет забавлять как указанных в этом решении лиц, так и всех прочих интересующихся. In биткоин we «ТРАСТ»?
Диана Полетаева
О роли биткоина в России в настоящее время
Все публикации
Клиенты о нас
  • «Адвокатов Адвокатского бюро отличает высокий профессионализм, комплексный подход к решению поставленных задач, нацеленность на положительный результат, интеллигентность, надежность и честность в работе». С.Е. Иванин Начальник Юридического управления ООО "Газпром межрегионгаз"
  • «Оказанные Вами услуги были выполнены на высокопрофессиональном уровне, что характеризует Вас как надежного, добросовестного и ответственного партнёра». А.В. Давыдов Генеральный директор ООО "Газпром геологоразведка"
  • «ЗАО "Росшельф" рекомендует Адвокатское бюро "Казаков и Партнеры" как надежного и профессионального консультанта». М.И Лукьянчиков Генеральный директор ЗАО "Росшельф"
  • «Высокий уровень организации оказания юридической помощи, профессионализм сотрудников, добросовестное отношение к поставленным в договоре задачам и успешное их решение». П.М. Созонов Генеральный директор ООО "Газпром трансгаз Югорск"
  • «Высоко ценю доверительные отношения, которые сложились на протяжении трех лет сотрудничества. Желаю дальнейших успехов и процветания». Константин Цзю, абсолютный чемпион мира по боксу
  • «С помощью Адвокатского бюро «Казаков и партнёры» нам удалось защитить свои права. Юристами были приняты в нашем деле нестандартные решения, что в результате привело к полной победе». Т.В. Калинина Генеральный директор ООО «Калинка Ивент»