КонтактыRSS
Рус | Eng
тел/факс: +7 (495) 933-64-26+7 (495) 933-64-27 +7 (495) 933-64-30+7 (495) 933-64-31

Подходы в корпоративном праве

Эксперт: Алексей Попов / Источник: Российская правовая газета «эж-ЮРИСТ» / 16 сентября 2016

Третий год функционирует коллегия по экономическим спорам ВС РФ. За указанный период было рассмотрено несколько корпоративных споров, на решения по которым в настоящее время ориентируются нижестоящие суды. Рассмотрим наиболее интересные из них, фактически получившие статус прецедента.

Если участники общества обладают равными долями в уставном капитале, исключение одного из них возможно только как крайняя мера. При этом распределение долей в соотношении 50 на 50% не является достаточным основанием для отказа в иске об исключении участника из общества. В соответствии со ст. 10 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» участники общества, доля которых в совокупности составляет не менее 10% уставного капитала, могут требовать в судебном порядке исключения другого участника. Основаниями здесь могут быть грубое нарушение таким участником своих обязанностей либо случаи, когда он своим поведением делает невозможной или существенно затрудняет деятельность общества.

При этом не определено, что можно считать грубым нарушением обязанностей участника, затрудняющим деятельность компании. Некоторые разъяснения по этому вопросу были даны в совместном Постановлении пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 09.12.1999 № 90/14, а также в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151.

Кроме того, существенную сложность для правоприменителей представляли ситуации так называемого дедлока, под которым понимают конфликтную ситуацию, когдаучредители юридического лица, каждый из которых обладает долей в 50% уставного капитала, не могут договориться между собой.

Арбитражные суды при рассмотрении подобных споров, как правило, отказывали в удовлетворении исковых требований (постановления МО от 22.03.2010 по делу № А40-33267/09, ЗСО от 27.06.2013 по делу № А03-12629/2012, ФАС СЗО от 08.08.2013 по делу № А56-53541/2012). В качестве мотивировки в таких решениях указывалось, что невозможность достичь согласия по вопросам управления обществом не может быть основанием для исключения одного из участников. По сути, равное соотношение долей участников делало практически невозможным применение института, предусмотренного в ст. 10 Закона № 14-ФЗ. Хотя встречалась и положительная практика по делам об исключении одного из участников (Постановление ФАС ВСО от 30.08.2011 по делу № А33-13806/2010).

В Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ на сегодняшний день было рассмотрено уже несколько подобных споров.

Первым из них стало дело по иску Медведева к Кондрашову (Определение ВС РФ от 08.10.2014 по делу № 306-ЭС14- 14, А06-2044/2013). Кондрашов, который по результатам дела оказался исключенным из общества, в свое время подавал надзорную жалобу в Президиум ВАС РФ. В связи с проведенной судебной реформой и упразднением ВАС РФ жалоба была передана в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ. В этом довольно символично прослеживается преемственность ВАС РФ и ВС РФ.

По результатам рассмотрения жалобы Кондрашова ВС РФ указал, что участник может быть исключен из общества за те действия, которые он совершил, выполняя функции единоличного исполнительного органа, если эти действия причинили значительный вред компании, затруднили или сделали невозможным ее деятельность. Этим решением Судебная коллегия по экономическим спорам подтвердила позицию, указанную в п. 2 Обзора ВАС РФ № 151. Позднее это также было закреплено в п. 35 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25.

Поскольку конкретные критерии для исключения участника из общества в законодательстве не установлены, ВС РФ указал, что этот вопрос в каждом случае суд решает по своему усмотрению, руководствуясь при этом оценкой степени нарушений, которые допустил участник, и их последствиями для общества.

Кроме того, еще раз был сделан акцент, что при равном соотношении долей такой механизм защиты, как исключение участника, может применяться только как крайняя мера при условии доказанности грубого нарушения участником общества своих обязанностей либо поведения участника, делающего невозможной или затрудняющей деятельность общества, то есть в исключительных случаях.

Также ВС РФ указал на недопустимость практики формального подхода к применению института исключения участника, начавшей было формироваться в нижестоящих судах. В ситуации равного распределения долей между участниками суд обязательно должен оценить допущенные каждым участником нарушения, проанализировать возникшие неблагоприятные последствия (Определение ВС РФ от 20.07.2015 № 305-ЭС15-2706 по делу № А40-56632/2014).

Таким образом, ВС РФ четко дал понять, что равное распределение долей не является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в иске об исключении участника из общества.

Использование корпоративных правил об одобрении сделок в целях освобождения от уплаты долга не допускается. Указанные случаи представляют собой злоупотребление правом. Ранее в практике арбитражных судов сложилась позиция, в соответствии с которой договор поручительства мог быть оспорен в связи с несоблюдением правил об одобрении крупных сделок либо сделок с заинтересованностью (например, если функции единоличного исполнительного органа поручителя и заемщика осуществляло одно и то же лицо). Это давало возможность участникам недобросовестного поручителя оспаривать договор обеспечения займа на том основании, что он заключен в отсутствие необходимого одобрения. Основной же целью таких исков был уход от уплаты долга кредитору. В качестве примера здесь можно привести Определение ВАС РФ от 11.10.2010 № ВАС-13335/10 по делу № А08-5303/2009-30, постановления ФАС МО от 18.06.2012 по делу № А41-26825/2011, ФАС ЗСО от 03.08.2011 по делу № А46-4275/2010.

С началом же функционирования судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ было принято несколько актов, устанавливающих принцип о том, что оспаривание договора поручительства в целях ухода от ответственности по долгам перед кредитором представляет собой злоупотребление правом.

Первым из них стало Определение от 15.09.2014 № 305-ЭС14-68 по делу № А 40-33110/2013. В рассматриваемом случае акционер обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора поручительства как крупной сделки, совершенной без соблюдения необходимых корпоративных процедур. Поставщик и должник заключили договор, по которому должник получал товар с отсрочкой платежа. В обеспечение оплаты еще одна компания выступала поручителем. У поручителя и должника были одни и те же собственники с долями по 50%. Когда должник отказался выполнять обязательства по оплате поставленного товара, один из собственников подал от имени поручителя иск о признании договора поручительства недействительным, так как это была крупная сделка, совершенная без необходимого одобрения.

ВС РФ в иске отказал, хотя и согласился с доводом истца, что сделка не одобрена. После принятия указанного Определения суды стали отказывать в удовлетворении требований о признании недействительными крупных сделок и сделок с заинтересованностью, совершенных без необходимых корпоративных одобрений. В качестве основания в этих решениях указывалось то, что истец действует в целях освобождения подконтрольного ему лица от исполнения обязательств по обеспечительной сделке и злоупотребляет правом (Определение ВС РФ от 23.01.2015 № 305-ЭС14-2332 по делу № А40-82648/11-62-736, постановления АС ДО от 11.08.2015 по делу № А51-25601/2014, Двадцатого ААС от 05.06.2015 по делу № А62-6069/2014, от 23.04.2015 по делу № А62-7227/2014, от 13.04.2015 № 20АП-557/2015 по делу № А62-6011/2014).

Особняком стоит Постановление Арбитражного суда ЗСО от 17.02.2015 № Ф04- 15018/2014 по делу № А02-1970/2013, где требование о признании сделки недействительной было удовлетворено. Думается, что, если указанное дело станет предметом рассмотрения судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, судебные акты нижестоящих инстанций могут и не устоять.

Рассматривая спор о взыскании убытков дочерним обществом с основного, необходимо оценивать экономическое содержание спора и целесообразность заключения такой сделки. Был заключен лицензионный договор об использовании дочерней компанией товарного знака основного общества. Дочерняя компания ежемесячно выплачивала вознаграждение. Миноритарные акционеры дочернего общества посчитали, что размер вознаграждения завышен, и обратились с иском к основной компании о взыскании возмещения убытков в пользу дочернего общества. Суды апелляционной и кассационной инстанций частично удовлетворили заявленные требования. Основанием послужил вывод о том, что материнская компания понудила дочернюю заключить лицензионный договор, поскольку имеет возможность влиять на принятие решений в «дочке». ВС РФ Определением от 20.05.2015 № 303- ЭС14-7854 по делу № А51-15241/2013 ВС РФ вернул дело на новое рассмотрение. Он отметил, что с учетом высокой ценности товарного знака экономическая целесообразность заключения лицензионного договора очевидна. Также было указано на необходимость учитывать целесообразность сделки между основным и дочерним обществами при решении вопроса о взыскании убытков с основного общества. Дочернее общество может рассчитывать на возмещение убытков, когда материнская компания принудила его к заключению заведомо невыгодного договора. Если же договор экономически целесообразен, взыскание каких-либо сумм маловероятно.

ВС РФ Постановлением от 23.06.2015 № 25 отменил Постановление ВАС РФ от 14.05.1998 № 9.

Соответственно ушла в прошлое позиция, в соответствии с которой к сделке, совершенной органом юридического лица с превышением установленных законом или иным нормативно-правовым актом полномочий, правила об оспоримости сделок, совершенных с нарушением условий осуществления полномочий, не применялись.В соответствии с п. 1 ст. 183 ГК РФ сделка, совершенная в отсутствие полномочий действовать от имени другого лица или с превышением таких полномочий, считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, только если другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку.

В соответствии с Постановлением ВС РФ № 25 п. 1 ст. 183 ГК РФ не применяется к случаям совершения сделок органом юридического лица с выходом за пределы ограничений, которые установлены его учредительными документами, иными документами, регулирующими деятельность юридического лица, или представителем за пределами ограничений, указанных в договоре или положении о филиале или представительстве юридического лица. Такие сделки могут быть оспорены на основании п. 1 ст. 174 ГК РФ.

По общему правилу, когда сделка от имени юридического лица совершена лицом, у которого отсутствуют какие- либо полномочия, а контрагент юридического лица добросовестно полагался на сведения о его полномочиях, содержащиеся в ЕГРЮЛ, сделка, совершенная таким лицом с этим контрагентом, создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности для юридического лица с момента ее совершения, если только соответствующие данные не были включены в указанный реестр в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица (абз. 2 п. 2 ст. 51 ГК РФ).

В иных случаях, когда сделка от имени юридического лица совершена лицом, у которого отсутствуют какие-либо полномочия, подлежат применению положения ст. 183 ГК РФ.

Если решение совета директоров о выплате директору компенсации в связи с досрочным расторжением трудового договора или о размере этой компенсации привело к нарушению интересов общества и его участников, оно также может быть признано недействительным. Такую позицию ВС РФ сформулировал в Определении от 30.03.2015 № 307-ЭС14-8853 по делу № А56-31942/2013).

В свое время Президиум ВАС РФ в Постановлении от 04.09.2012 № 17255/09 отметил, что соглашение о компенсационных выплатах можно оспаривать в рамках корпоративного спора как сделку с заинтересованностью.

ВС РФ в целях обеспечения единства практики применения судами законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации, 02.06.2015 принял Постановление Пленума № 21. В нем ВС РФ определил цель компенсационной выплаты как предоставление защиты от негативных последствий, которые могут наступить для уволенного руководителя организации в результате потери работы. Также в там указано, что при возникновении спора о выплатах необходимо учитывать данное целевое назначение «золотого парашюта», который, однако, не может быть ниже трехкратного среднего заработка увольняемого руководителя.

17 октября 2017 IFLR 1000: АБ КиП — в числе лидеров по правовому консультированию энергетических компаний Ведущее международное рейтинговое издание International Financial Law Review (IFLR) опубликовало результаты своего исследования за 2017 год.
Все новости
Все комментарии
Узаконенное зверство
Кирилл Шашков
Госдума рассмотрит проект закона «О территориальной целости и ветеринарной безопасности РФ» Краткая обзорная справка по земельному и смежному законодательству
Дмитрий Казаков, Алексей Мазуров
Вряд ли в России найдётся отрасль законодательства, изменения в которой более часты и значимы, чем земельное и смежное законодательство.
Все публикации
Клиенты о нас
  • «Адвокатов Адвокатского бюро отличает высокий профессионализм, комплексный подход к решению поставленных задач, нацеленность на положительный результат, интеллигентность, надежность и честность в работе». С.Е. Иванин Начальник Юридического управления ООО "Газпром межрегионгаз"
  • «Оказанные Вами услуги были выполнены на высокопрофессиональном уровне, что характеризует Вас как надежного, добросовестного и ответственного партнёра». А.В. Давыдов Генеральный директор ООО "Газпром геологоразведка"
  • «ЗАО "Росшельф" рекомендует Адвокатское бюро "Казаков и Партнеры" как надежного и профессионального консультанта». М.И Лукьянчиков Генеральный директор ЗАО "Росшельф"
  • «Высокий уровень организации оказания юридической помощи, профессионализм сотрудников, добросовестное отношение к поставленным в договоре задачам и успешное их решение». П.М. Созонов Генеральный директор ООО "Газпром трансгаз Югорск"
  • «Высоко ценю доверительные отношения, которые сложились на протяжении трех лет сотрудничества. Желаю дальнейших успехов и процветания». Константин Цзю, абсолютный чемпион мира по боксу