Контакты
Рус | Eng

Эволюция позиций ВАС РФ в постановлениях ВС РФ

Эксперт: Людмила Сметанина / Источник: Российская правовая газета «эж-ЮРИСТ» / 21 сентября 2016

Рассмотрим некоторые правовые позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, претерпевшие эволюцию под влиянием Верховного Суда РФ, в различных отраслях права.

Дискуссионный вопрос

Вопрос о том, может ли решение третейского суда являться основанием для регистрации сделок с недвижимым имуществом, долгое время оставался дискуссионным. Причем разногласия наблюдались не только среди юристов- правоведов. Президиум ВС РФ и Президиум ВАС РФ по данному вопросу придерживались диаметрально противоположных точек зрения.

В одном из информационных писем Президиум ВАС РФ отметил, что решение третейского суда, обязывающее регистрирующий орган зарегистрировать право собственности на недвижимое имущество за стороной третейского разбирательства, затрагивает вопросы публично-правового характера, которые не могут быть предметом рассмотрения в третейском суде [1][1]Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 96.   .

В итоге ВАС РФ счел правомерным отказ арбитражного суда в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, которое обязывало Управление Росреестра зарегистрировать право собственности на недвижимое имущество за стороной третейского разбирательства.

Президиум ВС РФ придерживался противоположной точки зрения. Так, в одном из Обзоров законодательства и судебной практики ВС РФ было отмечено, что, если решение третейского суда сторонами не оспаривается, оно может являться основанием для регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним [2][2]Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2007 года, утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 07.11.2007. .

При этом регистрирующий орган проводит правовую экспертизу всех представленных на регистрацию документов, в том числе и решения третейского суда (в отличие от решения суда общей юрисдикции), проверку законности сделки, установление отсутствия противоречий между заявленными и уже зарегистрированными правами на данный объект недвижимого имущества, а также других оснований для отказа в государственной регистрации прав (ст. 13 Закона № 122-ФЗ). Кроме того, руководствуясь абз. 11 п. 1 ст. 17 вышеупомянутого Закона, регистрирующий орган осуществляет проверку юридической силы правоустанавливающих документов, представленных на государственную регистрацию прав.

Безусловно, заслуживает внимание то обстоятельство, что с 1 сентября текущего года вступил в силу Федеральный закон от 29.12.2015 № 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона «О саморегулируемых организациях» в связи с принятием Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Со дня вступления в силу указанного Закона ст. 17 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» была изложена в новой редакции. Теперь решения третейских судов, по которым выданы исполнительные листы в соответствии со вступившими в законную силу судебными актами судов общей юрисдикции или арбитражных судов, являются самостоятельными основаниями для регистрации прав на объект недвижимого имущества.

Таким образом, позиция ВС РФ, существовавшая с 2007 года, получила свое законодательное закрепление лишь спустя семь лет.

Взыскание судебных расходов

Разъяснения ВАС РФ о применении положений главы 9 АПК РФ «Судебные расходы» содержались в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 № 43, которым Постановление Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 12 было дополнено самостоятельным разделом «Разрешение вопросов о судебных расходах».

ВС РФ пересмотрел некоторые правовые позиции Пленума ВАС РФ о взыскании судебных расходов. Результаты такого пересмотра получили свое отражение в Постановлении от 21.01.2016 № 1. Остановимся на ключевых моментах.

О взыскании досудебных расходов

На практике сбор необходимых доказательств в целях защиты интересов клиента в суде может привести к незапланированным расходам, которые нельзя однозначно отнести к судебным (хотя бы потому, что произведены они были задолго до подачи в суд иска). В частности, расходы, связанные с легализацией иностранных официальных документов, обеспечением нотариусом доказательств до возбуждения дела в суде (например, доказательств, подтверждающих размещение определенной информации в сети Интернет), расходы на проведение досудебного исследования состояния имущества, расходы на оформление доверенности представителя.

В соответствии с разъяснениями Пленума ВС РФ все указанные расходы могут быть признаны судебными издержками при условии, что несение таких расходов было необходимо для реализации права на обращение в суд и названные доказательства отвечают требованиям относимости и допустимости. То есть расходы на проведение досудебного исследования имущества могут быть признаны судебными издержками в том случае, если проведение такого исследования было необходимым для определения цены иска.

А вот взыскать расходы на оформление и нотариальное удостоверение доверенности будет возможно, только если такая доверенность выдана для участия представителя в конкретном деле или конкретном судебном заседании по делу.

Помимо этого, в качестве судебных издержек могут быть взысканы расходы, понесенные стороной в связи с соблюдением досудебного порядка урегулирования спора, в случае если соблюдение такого порядка обязательно в силу закона или договора. К таким расходам относятся, в частности, издержки на направление претензии контрагенту, на подготовку отчета об оценке недвижимости при оспаривании результатов определения кадастровой стоимости объекта недвижимости юридическим лицом, на обжалование в вышестоящем налоговом органе актов налоговых органов ненормативного характера, действий или бездействия должностных лиц.

В то же время расходы, понесенные на внесудебный порядок, урегулирование которого не является обязательным (процедура медиации либо обжалование в порядке подчиненности), судебными издержками не являются и взысканию не подлежат.

О сроках

Правомерность включения в состав судебных издержек расходов, понесенных стороной при рассмотрении заявления по вопросу о судебных расходах, была отмечена Пленумом ВАС РФ еще в Постановлении от 17.02.2011 № 12 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 № 228-ФЗ».

При этом в данном Постановлении указывалось, что вопрос о возмещении таких судебных расходов может быть разрешен арбитражным судом соответствующей судебной инстанции в порядке, предусмотренном как ч. 1, так и ч. 2 ст. 112 АПК РФ. В свою очередь, положение ч. 2 ст. 112 АПК РФ предоставляет взыскателю возможность подать заявление о взыскании судебных расходов в течение шести месяцев со дня вступления в силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу. Указанный срок при этом не является пресекательным и может быть восстановлен судом при наличии уважительной причины пропуска.

Основываясь на данных разъяснениях, сторона, выигравшая спор, вначале могла взыскать издержки, понесенные в связи с рассмотрением дела, а затем подать самостоятельное заявление о взыскании расходов, связанных с рассмотрением в суде такого заявления. Негативных последствий для взыскателя при этом ни АПК РФ, ни разъяснения Пленума ВАС РФ не предусматривали.

С приведенной правовой позицией Пленум ВС РФ в Постановлении от 21.01.2016 № 1 не согласился. В указанном Постановлении было отмечено, что при рассмотрении заявления по вопросу о судебных издержках суд разрешает также вопросы о распределении судебных издержек, связанных с рассмотрением данного заявления. С учетом этого заявление о возмещении судебных издержек, понесенных в связи с рассмотрением заявления по вопросу о судебных издержках, поданное после вынесения определения по вопросу о судебных издержках, не подлежит принятию к производству и рассмотрению судом.

Исключение участника ООО

Статьей 10 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусмотрено право участников общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем 10% уставного капитала ООО, требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.

Руководствуясь позицией ВАС РФ, изложенной в Информационном письме от 24.05.2012 № 151, арбитражные суды позволяли себе порой чересчур расширительное толкование положений ст. 10 Закона № 14-ФЗ.

Например, в Постановлении ФАС ЦО от 12.05.2014 по делу № А62-1452/2013 отмечено, что «...обязательным признаком действий (бездействия) участника, влекущих за собой невозможность деятельности общества или существенно ее затрудняющих, является такой признак, как неустранимый характер негативных последствий соответствующих действий. По существу это означает, что действия (бездействие) участника должны создавать настолько серьезные препятствия в деятельности общества, что они не могут быть преодолены никаким другим образом, кроме как прекращением его участия в юридическом лице».

Однако, что следует понимать под грубым нарушением участником общества своих обязанностей, которое может явиться достаточным основанием для исключения его из состава участников ООО, до принятия Пленумом ВС РФ Постановления от 23.06.2015 № 25, оставалось неясным.

В указанном Постановлении Пленум ВС РФ указал, что к подобным нарушениям, в частности, может относиться:

  • систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать значимые хозяйственные решения по вопросам повестки дня общего собрания участников, если непринятие таких решений причиняет существенный вред обществу и (или) делает его деятельность невозможной либо существенно ее затрудняет;
  • совершение участником действий, противоречащих интересам общества, в том числе при выполнении функций единоличного исполнительного органа (например, причинение значительного ущерба имуществу общества, недобросовестное совершение сделки в ущерб интересам общества, экономически необоснованное увольнение всех работников, осуществление конкурирующей деятельности, голосование за одобрение заведомо убыточной сделки), если эти действия причинили обществу существенный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили.

При рассмотрении дел об исключении участника из хозяйственного товарищества или общества суд дает оценку степени нарушения участником своих обязанностей, а также устанавливает факт совершения участником конкретных действий или уклонения от их совершения и наступления (возможности наступления) негативных для общества последствий. При этом Пленумом ВС РФ было отмечено, что иск об исключении участника не может быть удовлетворен в том случае, когда с таким требованием обращается лицо, в отношении которого имеются основания для исключения.

Правовая позиция ВС РФ уже получила широкое распространение в судебной практике. Рассмотрим несколько примеров.

В Постановлении Арбитражного суда МО от 19.10.2015 № Ф05-13711/2015 по делу № А41-62559/14 суд округа признал, что заключение ответчиком убыточных сделок заведомо противоречит интересам ООО. Вследствие чего обществу причинен существенный вред, что является достаточным основанием для исключения участника ООО.

В Постановлении Арбитражного суда ПО от 27.01.2016 № Ф06-4603/2015 по делу № А55-31014/2014 указано, что факт систематической неявки и неучастия в собраниях участников ООО без уважительной причины свидетельствует о грубом нарушении ответчиком своих обязанностей и служит достаточным основанием для исключения ответчика из состава участников общества. Определением ВС РФ от 19.05.2016 № 306- ЭС16-4109 отказано в передаче дела № А55-31014/2014 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного Постановления.

В то же время исключение участника из общества является крайней мерой и может применяться только тогда, когда последствия действий участника не могут быть устранены без лишения его возможности участвовать в управлении делами общества. Невозможность достижения участниками согласия по вопросам управления делами общества не может рассматриваться судом как законное основание для исключения кого- либо из числа участников общества. Об этом, в частности, было отмечено Арбитражным судом ВВО в Постановлении от 09.02.2016 № Ф01-5936/2015 по делу № А17-1302/2015 (Определением ВС РФ от 06.06.2016 № 301-ЭС16-5465 отказано в передаче дела № А17-1302/2015 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного Постановления). :

14 декабря 2017 Анастасия Найда выступила на Экспертном конгрессе в сессии «Противодействие идеологии экстремизма в молодежной среде» 12 декабря в Правительстве Москвы прошел Экспертный конгресс по вопросам гармонизации межнациональных отношений. 08 декабря 2017 АБ «КиП» в рейтинге Право.ru-300 Стали известны результаты самой ожидаемой юридической премии года.
Все новости
Все комментарии
Олимпийская хартия вольностей
Кирилл Шашков
Гранд-скандал окончил интригу вокруг кругов ВАДА, занимательное решение МОК само по себе сплелось в ребус, разгадывание которого отныне будет забавлять как указанных в этом решении лиц, так и всех прочих интересующихся. In биткоин we «ТРАСТ»?
Диана Полетаева
О роли биткоина в России в настоящее время
Все публикации
Клиенты о нас
  • «Адвокатов Адвокатского бюро отличает высокий профессионализм, комплексный подход к решению поставленных задач, нацеленность на положительный результат, интеллигентность, надежность и честность в работе». С.Е. Иванин Начальник Юридического управления ООО "Газпром межрегионгаз"
  • «Оказанные Вами услуги были выполнены на высокопрофессиональном уровне, что характеризует Вас как надежного, добросовестного и ответственного партнёра». А.В. Давыдов Генеральный директор ООО "Газпром геологоразведка"
  • «ЗАО "Росшельф" рекомендует Адвокатское бюро "Казаков и Партнеры" как надежного и профессионального консультанта». М.И Лукьянчиков Генеральный директор ЗАО "Росшельф"
  • «Высокий уровень организации оказания юридической помощи, профессионализм сотрудников, добросовестное отношение к поставленным в договоре задачам и успешное их решение». П.М. Созонов Генеральный директор ООО "Газпром трансгаз Югорск"
  • «Высоко ценю доверительные отношения, которые сложились на протяжении трех лет сотрудничества. Желаю дальнейших успехов и процветания». Константин Цзю, абсолютный чемпион мира по боксу
  • «С помощью Адвокатского бюро «Казаков и партнёры» нам удалось защитить свои права. Юристами были приняты в нашем деле нестандартные решения, что в результате привело к полной победе». Т.В. Калинина Генеральный директор ООО «Калинка Ивент»